Демографический кризис XXI в. выразится в двух противоположных тенденциях

1. В одних странах и цивилизациях будет продолжаться кризис перенаселения, связанный с ростом демографической нагрузки на природу и экономику, с проблемой занятости населения, бедности;

2. в других - кризис депопуляции, вызывающий ухудшение возрастной структуры населения и падение его инновационности.

По среднему варианту прогноза в менее развитых регионах население возрастет к 2050 г. на 59% (по высокому варианту - на 90%), особенно в Африке (на 125%), в то время как во многих странах возобладает тенденция к депопуляции - как в целом по более развитым регионам (в Европе численность населения сократится на 14% за полвека, Японии - на 17%) и ряде стран с переходной экономикой (в России - на 17%, Украине - на 22, Эстонии - на 34, Болгарии - на 31, Румынии - на 26%); даже в Китае после 2040 г. ожидается сокращение численности населения [15. Р. 448-451].

Сокращение численности населения время от времени наблюдалось в отдельных регионах мира и в прежние эпохи (например, в Европе после падения Римской империи, во время «черной смерти» XIII в.; в России в период монгольского нашествия, Смутного времени, гражданской войны). Но впервые это становится длительной и устойчивой тенденцией, своего рода эпидемией, которая в следующем веке может охватить всю планету.

На фоне растущей средней ожидаемой продолжительности жизни (хотя и более низкими темпами, чем в предыдущей половине столетия) будет наблюдаться тенденция к постарению населения (доля населения в возрасте 60 лет и старше увеличится по миру на 121% и достигнет 22,1%, в более развитых регионах - на 67% и достигнет 32%, в менее развитых регионах - на 168% и достигнет 21%, в России - на 81% и достигнет 33%). На треть снизится доля детей и подростков (0-14 лет), уменьшится и удельный вес населения в самом смелом инновационном возрасте 15—24 года (на 26% - по миру и менее развитым регионам; на 32% - по России).

Это означает усиление консерватизма и сложности осуществления радикальных инноваций, возможность увеличения разрыва и конфликтов между сменяющими друг друга (с периодичностью в 30 лет) символическими поколениями.

Рост образованности населения, увеличение миграционных перетоков, формирование глобального информационного пространства определяют ускоренный рост потребностей, который наталкивается на ограниченные возможности роста производства для удовлетворения этих потребностей. Это вызывает углубляющуюся стратификацию как внутри стран между слоями с разным уровнем жизни, так и между богатыми и бедными странами и цивилизациями, что становится питательной средой для роста социального недовольства, особенно среди молодежи, для терроризма и насилия. По данным Всемирного банка, в 2001 г. среднедушевой валовой национальный доход в странах с высоким доходом (957 млн. человек - 15,6% населения Земли) был в 62 раза выше, чем в странах с низким доходом, где проживало 2506 млн. человек - 40,9% населения планеты

Проблема занятости также становится биполярной. С одной стороны, в странах и регионах с высоким приростом населения нарастает избыток рабочих рук, которым трудно найти применение в соответствии с их способностям и образованием. Растет уровень безработицы, который в странах с наиболее низким доходом составляет 9%, в Европе и Центральной Азии - 11,1%, а в отдельных странах - еще выше: в Южной Африке - 23,3%, Словакии - 18,9%, Македонии - 34,5%, Польше - 16,7%, Хорватии - 20,6%, Колумбии - 20,5%, в России - 11,4%

В то же время во многих странах наблюдается дефицит рабочих рук самой низкой и самой высокой квалификации, который покрывается за счет миграции. Доля иностранной рабочей силы в 2000 г. в Люксембурге составила 57,3%, Швейцарии - 18,3, Австралии - 24,5, США -12,4, Бельгии - 8,9, Германии - 8,8, Франции - 6% [Там же. Р. 350]. Это порождает межцивилизационные и межэтнические конфликты. Можно ожидать, что в перспективе поток мигрантов будет нарастать и связанные с этим противоречия усиливаться, хотя «великое переселение народов», которое не раз наблюдалось в прошлые тысячелетия, вряд ли нам угрожает в будущем. Процесс будет развиваться медленно, но неотвратимо.