Росприроднадзор: День эколога – праздник думающих людей

Профессиональные защитники природы готовы разделить День эколога, который ежегодно отмечается в России 5 июня, со всеми ответственными людьми. Причем не только праздник, но и экологическая экспертиза гигантов индустрии будет поделена с общественными организациями "зеленых". Как идет восстановление численности леопардов и тигров, нужен ли заповедникам новый закон, а Минприроды реформа, рассказал заместитель руководителя Федеральной службы по контролю в сфере природопользования, ученый-биолог и большой специалист по заповедному и природоохранному делу Амирхан Амирханов. Беседовал Игорь Ермаченков.

- Как заслуженный эколог России, помогите определить, чьим праздником является День эколога? В самом определении слова эколог чувствуется некоторая неопределенность. Есть профессиональная промышленная экология, есть люди, которые помогают природе добровольно, есть чиновники.

- Хороший вопрос. Генеральная ассамблея ООН решила в 1972 году отмечать 5 июня, как Международный день окружающей среды. Он действительно объединяет все группы людей, в том числе корпоративные структуры, занимающиеся вопросами прикладной экологии. В 2007 году в правительство было внесено предложение учредить в России специальный день, посвященный охране окружающей среды. После долгих споров было решено, что экология в нынешнем понимании – это не просто одна из биологических дисциплин.

Расскажу немного о термине. Экология родилась в лоне общей биологии, автором термина является немецкий естествоиспытатель Эрнст Генрих Геккель. Соответственно "экология" в значении экосистема, живые организмы и окружающая их среда – это термин из западной науки, а в России изначально формировалось понятие "биогеоценоз". В настоящее время слово экология утвердилось в науке окончательно, но вышло далеко за пределы изначального понимания.

Есть направления развития экологии, которые важны для нас, как для органов государственного управления, поэтому и было направлено предложение учредить День эколога. Этот день касается всех людей, вне зависимости от их сферы занятий и образования. День эколога, совпадающий с Международным днем окружающей среды, позволяет акцентировать внимание на ключевых моментах качества нашей жизни. Экология – это система взглядов на окружающий мир, с которым мы проделываем много действий, в том числе несовместимых с его стабильным существованием.

- То есть День эколога – это день людей с определенным сознанием. Что нужно делать рядовому обывателю, чтобы быть сопричастным, понимать, что это и его праздник тоже?

- Да, я считаю, что День эколога – это не только профессиональный праздник, например, инженеров-экологов или инспекторов заповедника. Это день любого человека, который считает себя причастным к решению экологических проблем. У нас нет ограничений ни по какому признаку. Но я предполагаю, что человек экологический в своей производственной деятельности должен обращать внимание на то, как он это делает, что после себя оставляет.

- Каков посыл, основной смысл или лозунг Дня эколога?

- Природные ресурсы не бесплатны и не вечны. Чем больше мы будем загрязнять природу, тем меньше у нас останется среды, пригодной для жизни. Но этот процесс можно регулировать, и, кстати, во многих высокоразвитых странах, например, в Швейцарии или Германии эту проблему решили. Но чем позже мы за решение возьмемся, тем дороже оно нам обойдется. Если мы используем ресурсы небережливо, истощаем нашу природу, то нашим потомкам будет значительно сложнее получать те же ресурсы. Опыт человечества показывает, что бездумное потребление приводит к колоссальным затратам в будущем. Об этом мы и говорим.

Общественная экология

- В чем роль общественных организаций в деле защиты природы?

- Такие организации являются элементами нашего общества. По разным причинам в них приходят люди: одни - по убеждениям, другие – по сиюминутному интересу, либо в силу связей студенческой или школьной жизни. Пока им принадлежит не очень большая роль в российской общественной жизни. Но это показывает только незрелость самого гражданского общества. Такие организации должны быть, так как люди хотят знать, что происходит рядом с ними, в их среде обитания, и имеют право влиять на принятие решений. Вспомним, например, прокладку нефтепровода по берегу Байкала. Решение президента Владимира Путина отвести трубу от озера было принято не без колебаний, так как проект весьма сложный. И в принятии такого правильного решения не последнюю роль сыграли общественные организации.

Вторая задача организаций – говорить с органами власти. Это своеобразный общественный институт не только контроля, но и экспертной оценки. Деятельность властей должна быть в интересах людей. Если это делается не в интересах людей, то проект либо не должен проводиться, либо должен пройти общественные обсуждения.

Третья роль общественников – обучающая. Людей надо учить с детского возраста самостоятельному мышлению, иным взглядам, не тем, которые внушает власть или наука. Люди должны сами думать, что мы делаем и как мы делаем, что мы в итоге оставляем после себя, что мы теряем, получая мизерные выгоды? Какова цена вопроса, грубо говоря.

- Влияние на власть должно идти через общественные советы при ведомствах?

- В том числе. У нас при Росприроднадзоре успешно работает такой совет. В настоящее время также переформатируется состав общественного совета при министерстве природных ресурсов и экологии (в чью структуру входит Росприроднадзор – ред.). Туда войдут специалисты самого разного направления, из академических институтов, из общественных организаций: Гринпис России, Всемирного фонда дикой природы (WWF) России. Диалог между властью и общественностью должен идти постоянно.

- Насколько сильным должно быть влияние общественной экологической экспертизы?

- Институт экологической экспертизы развивается у нас с 1995 года. Последнее совещание касательно крупных инфраструктурных объектов провел недавно премьер-министр Владимир Путин в Тверской области. Он еще раз обратил внимание, что необходимо восстановить институт экологической экспертизы крупных промышленных объектов народного хозяйства, так как приоритет должен быть отдан охране окружающей среды. Решая задачу переброски больших объемов нефти и газа, мы не должны разрушать среду, по которой проходит трубопровод. Места добычи ресурсов должны быть пригодны для использования после выработки месторождений. Мы не должны оставлять там пустыни. Дешевле сегодня обеспечить определенные требования, чем в будущем восстанавливать "выжженную землю".

- А сколько всего экологических организаций в стране и каково число состоящих в них российских граждан?

- Не так давно у нас проводилось исследование по количеству экологических организаций.

Их около полутора тысяч, причем с самым разным уклоном, но с положениями об охране окружающей среды в уставе. Конечно не все из них активные, не все представлены на федеральном уровне.

Что касается количества сторонников, то, думаю, несколько миллионов точно. При этом интерес к экологии больше в городских, промышленных поселениях, а в сельских регионах – меньше.

Олимпийские леопарды

- Если говорить об общественности, то она часто критикует олимпийское строительство в районе Сочи, которое ведется фактически на заповедных землях.

- Мы, конечно, теряем определенную часть экосистемы в районе Сочи. Но решаем и ряд ключевых экологических проблем, которые мы вряд ли могли бы решить, если бы не было этого проекта. Например, полная перестройка очистных сооружений региона, благодаря которым очистим грязные сбросы в море. Также предусмотрено введение в регионе принципа "ноль отходов", который поможет бороться с мусором. Если эти задачи будут решены в комплексе, то это превратит Сочи в один из самых чистых регионов.

Что касается территории Сочинского национального парка, из которого изымаются несколько тысяч гектаров под олимпийские объекты, то эта потеря будет компенсирована. Правительство в настоящее время принимает решение о расширении парка на 20 тысяч гектаров лесных массивов с редкими животными и растениями. Благодаря Олимпиаде-2014 мы получаем уникальную систему особо охраняемых природных территорий от Черного моря до Приэльбрусья. Кроме того мы смогли начать проект по восстановлению популяции переднеазиатских леопардов на Кавказе.

- В вольерах Сочинского нацпарка уже живут четыре леопарда. Для восстановления популяции маловато. Когда и откуда ждать пополнения?

- Мы договорились, что Международный союз охраны природы и Евроазиатская региональная ассоциация зоопарков и аквариумов помогут России в восстановлении популяции леопарда. Мы бы хотели получить от двух до четырех экземпляров.

- Когда ждать первое потомство и когда начнется возвращение леопардов в леса?

- Надеюсь, что к Олимпиаде мы получим потомство. Сейчас идет знакомство самцов и самок, причем наблюдение за ними ведется с помощью видеокамер, чтобы не мешать.

Но выпуск леопардов в дикую природу вопрос непростой. Особи из Ирана и Туркмении привыкли совсем к другой среде обитания, к другой добыче. Котят нужно будет обучить способам охоты на животных, но это должна делать их мать, так, как происходит в природе. Это непростая задача. Но осуществимая, ведь территория Кавказского заповедника, где будет выпуск, вполне позволяет ее реализовать. Это большие пространства, там леопард сможет чувствовать себя в безопасности, не контактировать с людьми.

- Минприроды обещало обеспечить видеотрансляцию жизни леопардов. Когда вся страна сможет наблюдать за восстановлением численности диких кошек?

- Есть свои проблемы с установкой оборудования и выделенными каналами связи. Но, думаю, что прямая трансляция с веб-камер будет обеспечена до конца июня.

- Говоря о леопардах, нельзя не вспомнить тигров. В ноябре в Санкт-Петербурге прошел Тигриный форум. Что сделано Россией за полгода для сохранения наших амурских тигров?

- Мы подготовили проект, рассчитанный на пять лет, объемом 20 миллионов долларов для Глобального экологического фонда (ГЭФ). При помощи этих средств мы хотим начать процесс реформирования охотничьего и лесного хозяйств на Дальнем Востоке. Заявка готова и мы рассчитываем, что она будет одобрена в ноябре-декабре. Кстати, надо иметь в виду, что в фонде находятся и российские деньги, так как наша страна является стороной конвенции ООН по сохранению биоразнообразия и платит свои взносы в фонд.

Мы готовы привлекать к работе над проектом общественные организации: прямо предлагаем участие Центру охраны дикой природы, национальному комитету Всемирного союза охраны природы и другим организациям. При этом основным научным руководителем выступит Российская академия наук. Будут объявляться конкурсы, установленные правилами ГЭФ.

Цель проекта в том, чтобы тигр имел свою природную нишу, которая бы учитывалась при планировании охотхозяйственных и лесохозяйственных мероприятий. Без этих двух вещей мы не сможем сохранить тигра. Плюс поддержка всех особо охраняемых территорий Дальнего Востока, мы обеспечим их техникой и связью, хотим также проводить учеты тигров и бороться с браконьерами при помощи самолетов-беспилотников. Кроме того поддержим инициативы общественных организаций по сохранению тигров.

Реформа заповедников

- Предстоящие изменения закона "Об особо охраняемых природных территориях" подверглось критике со стороны общественных организаций. Что вы можете сказать о слабых и сильных сторонах законопроекта?

- Тот закон 1995 года, который действует в настоящее время, я представлял в палатах федерального собрания, поэтому хорошо его знаю.

Сильной стороной подготовленных для него изменений является адаптация закона к требованиям времени. Ведь изменились многие смежные законы, приняты Водный, Лесной, Гражданский кодексы.

Изменения не ставят задачу ослабить режим заповедников и освоить природные территории, которые сохранялись долгие годы огромными трудами биологов, лесоводов и охотоведов. Конечно законопроект не может не вызвать споры из-за сложившегося восприятия заповедников. Есть шаблон, что там ничего нельзя делать, нельзя находиться.

Но нам задают вопросы, почему вы закрываете территорию от людей, скрываете от налогоплательщиков то, что там делаете. Существует также принципиальный спор о туризме, надо ли показывать уникальные природные объекты желающим. Мы общались с зарубежными коллегами и можем сказать, что сильнейшие системы заповедников в ЮАР, Канаде и США не закрыты от людей. Таким образом обеспечивается внимание к заповедному делу, привлекаются ресурсы. Хотя полная самоокупаемость не обеспечивается даже там.

Конечно, туристический поток нужно регулировать, чтобы не потерять уникальные ландшафты. Для нас это очень непростая задача. При этом куда-то можно допускать туристов, а куда-то нет. В законе есть механизм, который позволяет изменять уже принятое решение о допуске, если оно на практике оказывается ошибочным.

Нам еще предстоят слушания по закону в Госдуме, будут рассмотрены все замечания. Если мнение общественности будет резко отрицательное, то оно будет учтено.

Экология и недра

- Министерство природных ресурсов и экологии напоминает двуглавого орла. С одной стороны оно занимается недрами, неживой природой, добычей природных ресурсов, с другой – охраной живой природы. Нет ли тут противоречия?

- Когда я пришел в министерство в 1992 году, оно называлось министерством экологии. Должен сказать, что хорошая система органов власти была тогда в новой России. Брались за образец продвинутые страны. Первый закон РСФСР "Об охране окружающей природной среды" был принят в декабре 1991 года, он заложил основы всей будущей системы охраны природы, включая экономические механизмы, ввел принцип "загрязнитель платит" и перечень загрязняющих веществ.

Если говорить о структуре министерства, то это компетенция правительства, но я могу сказать, что такая двойственная система – старый пример. Еще в советское время было главное управление охотничьего хозяйства и заповедников при совете министров РСФСР. Там были две составные части: государственные промысловые хозяйства, которых было больше сотни, и государственные заповедники и заказники. Одна часть добывала шкуры, лекарственное сырье, а вторая часть – заповедники - была затратная. При этом промышленная сфера перекрывала затраты на поддержание охраняемых территорий.

Нынешняя система некоторым образом повторяет ту, что была в 1992 году. Минэкологии имела тогда четыре комитета: по лесу, недрам, геодезии и картографии и гидрометслужбу. Потом произошло их отделение и самостоятельное существование до объединения в 2004 году. Понятно, что и в настоящее время есть противоречия, они неизбежны. Но есть законы, которые не позволяют одно с другим смешивать.

- Нужно ли что-то менять в структуре Росприроднадзора?

- Совершенствование необходимо. Думаю, что изменения должны проводиться в распределении полномочий между федеральным и региональным уровнями. Федеральный инспектор должен иметь сквозные полномочия, как в США или любом другом федеративном государстве. В своей области он должен иметь право проверять всех должностных лиц и предприятия, при наличии всех регламентов и должностных полномочий. Но мы до этого пока не дозрели. У нас разграничение происходит пообъектно для федерального и регионального уровней. Думаю, что дальнейшее развитие приведет к более грамотному разграничению полномочий. На контроле субъектов федерации находится более 900 тысяч объектов контроля, а на федеральном уровне – 81 тысяча. Можно спокойно это пересмотреть по принципу: опасные и особо опасные –федеральный уровень, средние – региональный, а мелкие надо убирать из-под контроля, как неопасные для окружающей среды. При этом контроль продукции, которую они производят, должен остаться. Проблема непростая, но будем ее решать.