Интерес к науке: дайте микроскоп!

Как наше общество относится к науке? Чтобы ответить этот вопрос, необходимо проводить социологические исследования. На то она и социология, чтобы изучать общество, в котором мы живем, и помогать нам лучше его понять.

В последние годы исследованиями по интересующему нас вопросу активно и профессионально занимается Институт статистических исследований и экономики знаний, который возглавляет доктор экономических наук, профессор Л. М. Гохберг. Институт был основан в 2002 году как подразделение Высшей школы экономики (ВШЭ). Область его научных интересов — методологические и аналитические разработки, связанные с развитием российской статистики в области науки, технологий, инноваций, образования, информационного общества.

Институт публикует результаты своих исследований в форме различных статистических сборников. В одном из них — «Индикаторы науки: 2012. Статистический сборник» (М.: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», 2011) — мы и найдем ответ на интересующий нас вопрос, точнее — результаты социологических исследований на эту тему в разделе «Интерес населения к науке».

Сразу оговоримся, что социологические исследования выполнены по всем правилам этой науки. Данные по России, которые будут приведены ниже в диаграммах, получены в результате репрезентативных опросов взрослого населения (18 лет и старше), организованных Институтом статистических исследований и экономики знаний ВШЭ. Для сравнения авторы исследования использовали следующие источники данных: по европейским странам — Science and Technology, Eurobarometer 340, Luxembourg, 2010; Europeans, Science and Technology, Eurobarometer 224, Luxembourg, 2005; по США и другим странам — National Science Board. Science and Engineering Indicators — 2010. Arlington, VA: National Science Foundation.

Результаты любых социологических опросов — это всего лишь цифры, дающие повод для размышлений. Ну что ж, давайте поразмышляем.

НАРОД И ТЕМА

Беглый взгляд на диаграмму 1, иллюстрирующую интерес населения к научным темам, радует. Казалось бы, россиян уже давно ничего не интересует, кроме денег. А вот и нет. И это уже хорошо.
Интерес к научным темамДиаграмма 1. Интерес к научным темам. Данные по России — за 2009 год, США — за 2008 год, странам ЕС — за 2010 год.

Интерес к состоянию окружающий среды столь же высок, как в Европе и в США. Правда здесь есть некие содержательные отличия, которые не отражены в опросе, а жаль. Отличия связаны с тем, что западный мир интересуют глобальные проблемы — глобальное потепление, глобальный дефицит пресной воды, глобальная миграция радиоактивных облаков пыли и вод и т. п. Нам же, в России, это совсем не интересно. Нас беспокоит состояние среды нашего обитания — того села, городка и региона, в котором мы живем. И высокий интерес, запечатленный на диаграмме, говорит о том, что в России много неблагополучных регионов, и о том, что эти вопросы активно обсуждаются в местной прессе. Мониторинг региональных СМИ, который автор невольно проводить, разъезжая по городам и весям нашей необъятной страны, подтверждают эту мысль. Впрочем, вы можете с ней и не согласиться.

Интерес к достижениям в медицине у нас тоже высок, на том же уровне, что в Европе и в США. Но, скорее всего, не к достижениям как таковым, потому что рассчитывать на быстрое вхождение новых технологий в медицинскую практику в России нам не приходится — весь наш опыт говорит об этом. Похоже, диаграмма отражает повышенную заботу россиян о своем здоровье, а значит — поворот к здоровому образу жизни. И это очень хорошо. Понятно, что те, кто, скажем, пьет горькую, никакими «достижениями медицины» не интересуются, разве что новыми эффективными способами снятия алкогольной интоксикации. Впрочем, медицина медицине рознь. Очень может быть, что в сознании опрашиваемых всякие шарлатаны тоже проходят по разряду «достижения медицины», а у нас их пруд пруди. Хотя на Западе их не меньше. Однако эту тонкую градацию мы не можем рассмотреть в диаграмме, но общая картина вдохновляет.

Однако радость улетучится, когда мы примемся анализировать интерес российского общества к изобретениям, технологиям и научным открытиям. На самом деле столь низкие цифры отражают российские реалии и объясняют, почему наша наука в загоне. Но дело не только и не столько в науке. В конце концов, ей требуется не так уж и много исследователей. Гораздо хуже с изобретениями и технологиями, которые по определению символизируют материальное производство. И теперь мы знаем, что все это мало кого интересует. Похоже, россияне не особо надеются на науку и технику как основу научно-технического прогресса, призванного улучшить нашу жизнь, и не рассматривают их как область приложения своих сил. И это крайне огорчительно. С кем будем строить «инновационную экономику», проводить «новую индустриализацию»? И кто через 10–20 лет будет работать на атомных электростанциях? Да что там атомных — тепловых хотя бы. Данные, приведенные на диаграмме, на самом деле отражают, на взгляд автора, последствия гуманитаризации школьного образования, уничтожения отраслевой науки и производства в нашей стране. Разрушить было просто. А вот теперь, когда стало ясно, что погорячились, как все это восстановить при таком низком интересе общества к этой сфере деятельности?

Что окончательно добивает, так это отсутствие интереса российского общества к исследованиям космоса. Это в стране, которая первой вышла в космос и еще недавно так гордилась своими космическими проектами, устремленными в будущее! Высокая степень интереса к исследованиям космоса в России за двадцать пять лет упала со 100 до 13%. Значит, даже те, кто в детстве мечтал стать космонавтом, больше не следят за новостями о Международной космической станции и телескопе «Хаббл». А рассчитывать на интерес у молодежи было бы странно, если вспомнить, что курс «Астрономии» выкинули из школьных программ 15 лет назад, как, впрочем, и космические программы — из сферы государственных приоритетов.

И вот что интересно. Поколение «Звездных войн», выросшее на компьютерных космических стрелялках и фантастических блокбастерах, совершенно равнодушно к настоящим исследованиям космоса. Обитатели виртуального мира перестают интересоваться миром реальным. И это не интересно — это страшно.

Что же касается компьютеризации и Интернета, то полученные данные (жаль, что нет сравнения с западными странами) демонстрируют вполне здоровое и адекватное отношение к компьютерам. Всерьез этим интересуется 21% — это огромная армия профессионалов, кто эти компьютеры разрабатывает, собирает, обслуживает, чинит, пишет к ним программы и все это продает. Тут, хочешь, не хочешь, а приходится интересоваться новостями в этой области. И еще, пожалуй, небольшая группа компьютероманов, которые жить не могут без новых компьютерных игрушек и прибамбасов. Большая же часть нашего общества — обычные пользователи, которые относятся к компьютерам и Интернету спокойно, как к обычному инструменту, который давно уже перешел в разряд бытовой техники. Наверное, компьютеров в России сегодня больше, чем стиральных машин.

Впрочем, было бы ошибкой полагать, что в России компьютер стоит в каждом доме и каждый россиянин начинает и заканчивает свой день с просмотра новостей в Интернете. Большинство в нашей стране до сих пор не пользуются по разным причинам этим инструментом. Поэтому так велика армия тех, не интересуется этой темой или интересуется умеренно.

ГДЕ ИСТОЧНИК?

Значимость Интернета как источника информации о науке и технике в последние годы быстро растет, телевидение стоит на месте, а доля радио падает, что и понятно: для популяризации науки и техники необходим визуальный ряд, который радио не доступен, а просто разговор в эфире можно не понять или понять неправильно. В общем, все вполне прогнозируемо и ожидаемо (см. диаграмму 2).
Основные источники информации о науке и техникеДиаграмма 2. Основные источники информации о науке и технике.

Для выпускающих журнал «Химия и жизнь» важно, что роль научно-популярных журналов и книг в распространении информации о науке и технике, тоже неуклонно растет, пусть и медленно. Правда, эта тенденция почему-то не воплощается в рост тиражей бумажных научно-популярных журналов.
Посещение научных музеевДиаграмма 3. Посещение научных музеев. Данные по России — за 2009 год, США — за 2008 год, странам ЕС — за 2010 год.

В этом перечне есть еще один подрастающий член команды — научные музеи. Мы чаще стали посещать планетарии, зоопарки и ботанические сады, научные музеи и научно-технические выставки. В абсолютных цифрах это не так впечатляет, 61% опрошенных ни в какие подобные места не ходят, но тем не менее на фоне других стран мы выглядим очень даже прилично, занимая место между Китаем и Бельгией (диаграмма 3).

ПРОБЛЕМЫ НАУКИ И ТЕХНИКИ

Регулярно читают о науке у нас совсем немногие — всего лишь 8%. Да и для разговоров с друзьями (5%) мы находим другие темы. Тут Европа подает нам хороший пример (диаграмма 4). А вот где мы на равных, так это в публичных обсуждениях проблем науки и техники. Правда, автор не очень понимает, о каких таких публичных обсуждениях в России идет речь.
Вовлеченность в проблемы науки и техники. Диаграмма 4. Вовлеченность в проблемы науки и техники. Данные по России — за 2009 год, странам ЕС — за 2005 год.

Но интереснее другое. В обсуждениях-то мы участвуем, пусть и немногие, регулярно или время от времени (10%). А вот подписывать всякие обращения к руководству области и страны мы не торопимся, потому что хорошо понимаем — смысла никакого. Можно сказать, что скепсис россиян по отношению к власти почти в три раза сильнее, чем у европейцев.

НАУЧНАЯ ГРАМОТНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ

Комментировать данные опросов в этой главе вряд ли стоит — они сами говорят за себя (диаграмма 5). Мы почти единодушны лишь в одном вопросе — что Земля вращается вокруг Солнца. Со всем остальным у нас очевидные проблемы, корни которых лежат, разумеется, в системе образования.
Правильные и неправильные ответы. Диаграмма 5. Правильные и неправильные ответы. Данные по России — за 2009 год, США — за 2008 год, Китаю — за 2007 год, странам ЕС — 2005 год, Корее, Малайзии и Индии — за 2004 год, Японии — за 2001 год.

Хотя если бы меня спросили, верно ли, что Вселенная образовалась в результате мощного взрыва, я бы затруднилась ответить по очень простой причине: теория Большого взрыва, хоть она и общепринята на данный момент и имеет множество подтверждений, все-таки остается теорией. И как там оно было на самом деле, мы пока с уверенностью утверждать не можем.

Подсчет среднего уровня научной грамотности ставит нас в хвост очереди за Швецией, Францией, Великобританией, США, Словенией, Польшей, Эстонией и еще 20 странами. Одно утешает — хоть здесь-то мы опережаем Китай.

Но это утешение слабое, потому что есть еще одна показательная диаграмма (диаграмма 6), которая выбивает почву из-под ног. С утверждением «В нашей повседневной жизни научные знания необязательны» согласились 40% россиян. Авторы исследования при построении этой диаграммы ориентировались на число тех, кто не согласны с этим утверждением (54%). Наверное, чтобы пощадить наши чувства.

Уровень научной грамотностиДиаграмма 6. Уровень научной грамотности. Данные по России — за 2009 год, США — за 2008 год, Китаю — за 2007 год, странам ЕС — за 2005 год, Корее, Малайзии и Индии — за 2004 год, Японии — за 2001 год.

Как россияне могут по уровню граммотности стоять после США?! Какой позор! Как же стыдно!
Стыдно

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии