Мы ещё успеем назвать все неизвестные виды

Большинство видов вымрет до того, как будет обнаружено — так полагают некоторые исследователи. Но одна группа учёных утверждает, что ситуация небезнадёжна. Если специалисты соберутся и сосредоточатся, они успеют.

В статье, опубликованной журналом Science, Марк Костелло из Оклендского университета (Новая Зеландия) и его коллеги предлагают нам три хорошие новости. Во-первых, таксономия (отрасль, занимающаяся классификацией и наименованием видов) процветает. Во-вторых, число неоткрытых видов не столь велико, как думают некоторые, а темпы вымирания не так страшны, как считают защитники природы. В-третьих, учитывая вышесказанное, практически все виды на планете можно найти и назвать в ближайшие 50 лет.
Глубоководный омар PuerulusГлубоководный омар Puerulus, недавно обнаруженный в Индийском океане (фото Tin-Yam Chan).

Считается, что таксономия в кризисе. В 2008 году Палата лордов Великобритании опубликовала доклад, в котором оплакала эту старую науку как достигшую «точки кризиса». В Северной Америке и Европе, говорят, спрос на систематиков снизился, и основное внимание университеты уделяют теперь подготовке учёных биомедицинских и биомолекулярных специальностей.

«Пару десятилетий назад говорили, что таксономисты вымирают быстрее видов, но никто до сих пор не взялся проверить цифры», — отмечает г-н Костелло.

В действительности, как обнаружили авторы статьи, за последние десять лет выявлением новых видов стало заниматься втрое больше учёных, чем в предыдущие годы. Многие из них работают дома, то есть, скорее всего, опытные любители, для которых таксономия — хобби, а не профессия.

Ежегодно выходит в свет около 16 тыс. статей, добавляющих к древу жизни новые виды. Большинство посвящено членистоногим — группе, которая доминирует в мировом биоразнообразии. В изобилии открываются также моллюски.

Особенно активно идёт работа в Южной Америке и Азии, где расположена значительная часть неразведанных запасов биоразнообразия. Быть может, европейские пессимисты просто не в курсе того, что происходит в других странах?

Затем исследователи решили выяснить, сколько же всё-таки видов живёт на планете, не считая бактерий. Нам известно около 1,5 млн из них. Что касается неизвестных, то оценки варьируются от двух до ста миллионов. Г-н Костелло и его коллеги проштудировали самые новые работы, которые сочетают эмпирические данные, экстраполяции и статистические модели, имеющие отношение к сухопутным, морским, членистоногим и растениям. Вывод: предстоит открыть от двух до восьми миллионов видов.

И наконец авторы подняли вопрос о скорости вымирания. По оценкам, каждое десятилетие собирается исчезнуть от одной сотой до пяти процентов видов. Если верен худший прогноз, то половина планеты должна освободиться уже через 150 лет. Последние, более реалистичные оценки указывают на потери в районе 1% за десятилетие, а в этом случае темпы поиска и описания видов будут значительно опережать вымирание. Но изменение климата, разрушение мест обитания и торговля дикими животными могут ускорить исчезновение видов, а обнаружение новинок замедлится, когда неоткрытых станет очень мало.

Принимая всё это во внимание, г-н Костелло и его коллеги надеются, что международное сообщество займётся координацией разрозненных усилий по описанию новых видов. Если выделять на таксономические цели от $500 млн до $1 млрд в год, то скорость вырастет десятикратно, и тогда работу удастся завершить к 2060 году.

Но почему они так беспокоятся об этом? Дело в том, что виды для экологии — это как элементы в химии и частицы в физике. Открыть и назвать вид — это первое, что следует делать, приступая к изучению природной среды, то есть нашего собственного мира.