Как биология работает в мире финансов: зачем биржевой трейдер переквалифицировался в биолога

Бывший биржевой трейдер стал биологом, чтобы разобраться в том, как гормоны влияют на торговые стратегии. При удачных сделках растет уровень тестостерона, который заставляет рисковать еще больше и в результате трейдер идет на неоправданный риск и проигрывает. Другой гормон — кортизол — наоборот заставляет излишне осторожничать, что опять же приводит к проигрышу. Секрет успеха на бирже с биологической точки зрения — в правильном сочетании тестостерона и кортизола.

Во всех дефолтах, экономических «пузырях» и прочих напастях виновата не человеческая жадность, а наша биология. К такому выводу пришел невролог Джон Коутс. Он много лет работал трейдером, делая деньги на фондовой бирже, а затем под впечатлением экономических потрясений решил докопаться до их истоков. И переменил профессию.

Казалось бы, история должна человека хотя бы немного учить, помнить как дважды два про сыр и мышеловку. В различных СМИ давно красочно описаны знаменитые «пузыри»: тюльпанное сумасшествие в Голландии, афера с Панамским каналом и т.д.

Но вот в середине 2000-х годов в США надувается, а затем схлопывается ипотечный пузырь. Итог — мировой финансовый кризис, посильней, чем во времена Великой депрессии.

Бывший трейдер, а ныне невролог Джон Коутс решил понять, почему человек постоянно наступает на одни и те же грабли. Но начал с животных. Ученые знают про так называемый «эффект победителя». Если самец несколько раз подряд побеждает конкурентов в борьбе за территорию или за самку, у него повышается уровень агрессии и активности.

Он готов идти на еще больший риск. Причина в том, что каждая новая победа выбрасывает в кровь дополнительные порции гормона тестостерона, подстегивая ощущение смелости и уверенности.

Работает ли такая биология в мире финансов? Коутс замерил тестостерон у биржевых игроков. Выяснилось, у них то же действует «эффект победителя». После нескольких удачных операций на бирже, у них резко повышался уровень тестостерона и «аппетит» к риску, зато страх потерпеть неудачу почти уходил. Они еще больше рисковали, играли по-крупному, и, как правило, выигрывали еще больше денег.

Казалось бы, вот он секрет вечного успеха. Надо всего лишь прописать инъекции тестостерона, и бежать в кассу за миллионами. Но не тут то было. Если злоупотреблять и загонять уровень гормона на высокий уровень, а тем более удерживать его таким долгое время, то эффект будет обратным: эйфория, принятие излишне рискованных решений.

Когда этой «болезнью» заражаются массы, когда «гормоны победителей» начинают играть у десятков тысяч, а тем более сотен тысяч людей, «пузырь» лопается. Вроде здесь все ясно. Причина сугубо экономическая: спекулятивный рост цен не может продолжаться долго.

Однако Коутс, вдохновленный исследованиями тестостерона, решил продолжить изучать гормоны. На этот раз кортизол — гормон стресса. Влияет ли он на поведение биржевых игроков? Группе добровольцев искусственно повысили уровень этого гормона и предложили поучаствовать в своеобразной лотерее. Еще вчера довольно азартные люди вдруг оказались излишне осторожными, искали угрозы там, где их нет.

А раз так, то кортизол вполне способен спровоцировать схлопывание «пузыря», считает Коутс. Спусковым крючком может стать даже не очень важная новость, которая чуть-чуть понижает цены. Сперва игроки проявляют разумную осторожность, но гормон уже начал свое разрушительное дело, вызывая лавинообразный спад.

Причем, ничем не оправданный. Это происходит как раз в тот момент, когда склонность к риску крайне необходима. Во время спада рынка инвесторы и трейдеры еще могут его спасти, если не будут поддаваться панике и начнут скупать дешевеющие активы. С этим мнением Коутса, наверняка, готовы поспорить многие экономисты.

Но ряд других его предложений могут заинтересовать, скажем, увеличить число женщин, участвующих в финансовых и торговых операциях. У них уровень тестостерона составляет не более 20 процентов от показателя мужчин.

Поэтому они менее склонны к риску. Кроме того, к финансам следует «подпускать» мужчин в возрасте, так как уровень тестостерона у них ниже, чем у молодых сотрудников. Но с другой сторон, кто не рискует, тот не пьет шампанское.