Всероссийский могильник радиоактивных отходов под Санкт-Петербургом

В Сосновом Бору – городе, где расположена Ленинградская атомная электростанция (ЛАЭС), продолжается кампания по лоббированию строительства первого в России радиоактивного могильника. Цель, заявленная в проектных документах, – решение проблем радиационной безопасности «атомного города». Но у экологов остаются опасения, что в Сосновый Бор начнут ввозить отходы со всей страны – тем более, что новое законодательство этому не препятствует.

В городе-атомщике, где с 1973 по 1981 годы на ЛАЭС были пущены в эксплуатацию четыре блока типа РБМК-1000, помимо атомной электростанции существует еще целый ряд предприятий атомного комплекса.

Это пять исследовательских ядерных реакторов ФГУП «Научно-исследовательский институт им. А.П. Александрова»; временное хранилище радиоактивных отходов Ленинградского отделения Северо-Западного филиала ФГУП «РосРАО»; и единственный в Европе частный завод по переплавке радиоактивных металлов «Экомет-С».

Другого столь насыщенного атомными объектами уголка побережья не сыскать на всей Балтике. «Ядерный остров», выросший на южном берегу Финского залива, разрастается в густонаселенном районе: на берегу внутреннего европейского моря и всего лишь в 40 километрах от второго по величине города России Санкт-Петербурга.

Теперь же в Сосновом Бору, где, ко всему прочему, строятся два блока новой ЛАЭС-2 и планируются к строительству еще два блока, предлагается разместить еще и первый в России могильник радиоактивных отходов (РАО). Проектные документы этого объекта, официальное название которого – «Приповерхностный пункт захоронения радиоактивных отходов низкого и среднего уровней активности» (ПЗРО), декларируют позитивную цель: решение проблем радиационной безопасности «атомного города».

Однако жителей Соснового Бора тревожит то, что Госкорпорация «Росатом», ответственная за новый проект, будет иметь возможность захоранивать в Сосновом Бору отходы из разных регионов России.

Ведь и в самом Сосновом Бору, городе со столь высокой концентрацией атомных предприятий, за многие десятилетия уже накопилось большое количество опасных отходов.

В «Материалах оценки воздействия на окружающую среду при размещении приповерхностного пункта захоронения радиоактивных отходов низкого и среднего уровней активности в районе Ленинградского отделения филиала «Северо-Западного территориального округа ФГУП «РосРАО»», от 2012 года (далее – ОВОС), приводится следующая оценка:

«В хранилищах Ленинградской атомной станции и Ленинградского отделения филиала «Северо-западный территориальный округ» ФГУП «РосРАО» хранится более 110 тыс. м3 РАО. Около 80% от общего объема накопленных и образующихся в области радиоактивных отходов представляют собой отходы низкого и среднего уровней удельной активности, содержащие радионуклиды с периодом полураспада не более 30 лет» (см. Приложение 1, стр. 16).

Спору нет, с судьбой накопленного радиоактивного «добра» нужно определяться. Однако местная общественность обеспокоена, что ГК «Росатом» имеет на ПЗРО в Сосновом Бору свои планы, ориентированные не только на местные предприятия.

Кто в поставщиках РАО?

В приложении к письму Госкорпорации «Росатом» от 1 июля 2013 года говорится следующее: «Создание пункта окончательной изоляции РАО в г. Сосновый Бор направлено, прежде всего, на прекращение практики накопления радиоактивных отходов и выполнения основного требования федерального закона – обязательности захоронения всех образующихся отходов».

В материалах ОВОС четко называются предприятия – поставщики РАО: «[ПЗРО] предназначен для захоронения РАО, накопленных и образующихся в Ленинградской области».

А дальше дается важное уточнение: «Первая очередь ПЗРО (50 тыс. м3 РАО) предназначена для захоронения отходов, накопленных и размещенных в хранилищах Ленинградского отделения филиала «Северо-Западный территориальный округ» ФГУП «РосРАО», срок эксплуатации которых истекает в среднесрочной перспективе».

Но вот что любопытно. Согласно ответу, полученному на запрос Экологического правозащитного центра (ЭПЦ) «Беллона» из правительства Ленинградской области, решение о строительстве ПЗРО в Сосновом Бору было принято Межведомственной комиссией при правительстве Ленинградской области в феврале 2011 года. А в мае того же года, по словам депутата Сосновоборского Совета депутатов Тамары Мавриной, директор Ленинградского филиала Александр Игнатов во время встречи с журналистами и депутатами «сообщил […], что не связывает судьбу своего предприятия с планируемым могильником».

«На площадке филиала РосРАО построено и готово к эксплуатации новое временное хранилище объемом в 4750 кубометров твердых РАО. Учитывая, что ежегодно в хранилище поступает от 300 до 400 кубов РАО, новых мощностей, по словам Игнатова, хватит на 12-15 лет», – говорит Маврина.

Эту информацию чуть ли не слово в слово привели СМИ – например, в сообщении БалтИнфо, опубликованном на сайте РосРАО.

Как руководитель предприятия, который, по логике вещей, должен бы уже полным ходом готовиться к «переезду» своего хозяйства или, во всяком случае, разрабатывать «дорожную карту», был не в курсе о планах своего ведомства? Данный факт так и остается загадкой. Уже не говоря о том, что в хранилищах Ленинградского филиала накоплено не 50 тыс., а более 60 тыс. тонн РАО.

То же самое неведение на совещании в конце апреля 2011 года продемонстрировал перед журналистами и членами Общественного совета при губернаторе Ленинградской области директор ЛАЭС-1 Владимир Перегуда. (Автор этой статьи был участником данного совещания). Владимир Иванович заявил, что с наработанными РАО станция намерена справляться собственными силами.

«Известно, что потенциально наиболее крупный поставщик радиоактивных отходов, ЛАЭС-1, имеет собственный комплекс установок по переработке РАО с хранилищами твердых и жидких радиоактивных отходов», – сообщил «Беллоне» источник, профессиональный атомщик, пожелавший остаться неназванным. – «РАО, которые будут образовываться при планируемом выводе энергоблоков из эксплуатации, ЛАЭС-1 намеревается перерабатывать и захоранивать собственными силами. Процесс вывода, согласно концепции «Росэнергоатом», займет до ста лет. В указанные сроки эксплуатации ПЗРО явно не укладывается».

Администрация ЛАЭС-1 также не предоставила общественности план демонтажа ЛАЭС и спецификацию образующихся РАО. Таких оценок, сопряженных с объемами и сроками заполнения ПЗРО, по информации «Беллоны», никто не видел.

Эти доводы дают основания предположить, что, скорее всего, могильник запланирован под более широкий круг поставщиков. Во всяком случае, о подобных планах говорят косвенные доказательства.

Могильника еще нет, а РАО уже повезли…

Во время проведения этого расследования в распоряжение «Беллоны» попали весьма любопытные документы. Среди них – акт отгрузки бочек с твердыми РАО с Курской АЭС в Сосновый Бор, в уже известный нам Ленинградский филиал ФГУП «РосРАО».

А из этого документа, а также документов, опубликованных на официальном сайте закупок Росатома, удалось узнать о конкурсе и о победителе, выбранном для работ, в ходе которых 2400 бочек с прессованными РАО с Курской АЭС подлежат, по-видимому, перемещению в Ленинградское отделение ФГУП «РосРАО», расположенное в городе Сосновый Бор. Отдельно следует отметить название лота: «Выгрузка и окончательная изоляция отходов из склада для временного хранения бочек с прессованными ТРО». Общая сумма договора – 70 360 357 рублей. Победителем конкурса, согласно Протоколу № ЗК-82(2)-ОК-И очного Заседания Закупочной комиссии ОАО «Концерн Росэнергоатом» от 27 декабря 2012 года, признано ФГУП «РосРАО». А акт о сдаче радиоактивных отходов указывает на то, что приемщик – Ленинградский филиал организации.

Но хранилище в Сосновом Бору – пока еще временное. Каким образом комиссия конкурса сочла правомерной возможность «окончательной изоляции» отходов в еще не построенном ПЗРО в Сосновом Бору? Объяснить ошибку можно только одним: решение было принято с учетом будущего строительства могильника. Причем, 400 бочек с РАО, по данным источника «Беллоны», «на окончательную изоляцию» в Сосновый Бор уже привезли – в нарушение законодательства.

По данному факту 4 июля 2013 экологи в лице ЭПЦ «Беллона» обратились с жалобой к Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке.

«Полагаем, что договор на выгрузку и окончательную изоляцию РАО, заключаемый с ФГУП «РосРАО», является сделкой с явными признаками коррупциогенности», – говорится в заявлении «Беллоны», – «поскольку выполнить работу, предусмотренную в конкурсной документации и договоре, заведомо невозможно по причине отсутствия пункта захоронения РАО (пункта окончательной изоляции) в городе Сосновый Бор».

«Таким образом, если договор будет выполнен», – говорится в тексте жалобы экологов, – «то деньги в указанной выше сумме будут потрачены на перемещение РАО из одного временного хранилища в другое, временное хранилище, но не в хранилище окончательной изоляции (ПЗРО), решение о строительстве которого в настоящее время окончательно даже не принято».

В конце августа «Беллону» известили о том, что ее жалоба направлена в Ленинградскую областную прокуратуру.

…и повезут еще больше?

На сайте закупок Росатома обнаружился еще ряд сюрпризов. Например, контракт на размещение в Сосновом Бору 1000 тонн некондиционированных РАО из города Подольска Московской области. Везти их в Сосновый Бор собралось частное предприятие ЗАО «Экомет-С», занимающееся переплавкой радиоактивного металла. Отходы своих плавок предприятие, как правило, размещает в том же временном хранилище – филиале ФГУП «РосРАО».

Любопытно, что ЗАО «Экомет-С», построенный и пущенный в эксплуатацию в 2001 году, предназначался исключительно под нужды Ленинградской АЭС. Таковы были первоначальные декларации. Однако всякий бизнес стремится к развитию. И сегодня мы находим документы, свидетельствующие о намерениях бизнесменов поставлять под Санкт-Петербург, в Сосновый Бор, радиоактивный металл на переплавку с площадок всех российских АЭС. Дело в том, что предприятие выиграло тендер «на выполнение работ по удалению металлических отходов, загрязненных радиоактивными веществами, с площадок АЭС ОАО «Концерн «Росэнергоатом», стоимостью около 1,5 млрд рублей. Это означает, что все РАО, полученные в результате плавки, также окажутся в местном хранилище.

Но это еще не все. В интернете доступны свидетельства о переговорах, которые ЗАО «Экомет-С» ведет с зарубежными поставщиками. Так, на сайте «Зеленого мира» опубликовано сообщение информационного портала «ТУРКМЕНинформ», в котором говорится о подписании постановления о перемещении и захоронении радиоактивных отходов химического завода «Хазар» и йодного завода «Балканабат». Работы по транспортировке и захоронению, как следует из заметки, поручено выполнить российской компании «Экомет-С».

В комментарии к сообщению туркменского информационного портала председатель правления «Зеленого мира» Олег Бодров пишет: «Известно, что ЭКОМЕТ-С ранее обсуждал с европейскими партнерами поставки радиоактивного металла из Европы для его переработки в России, на берегу Балтики, в Сосновом Бору».

Кстати, бизнесменам из Экомет-С следует помнить, что Закон «Об обращении с РАО» запрещает ввоз РАО из-за рубежа без всяких исключений.

«ЗАО «Экомет-С» имеет лицензию Ростехнадзора по переработке радиоактивного металла практически по всей России», – говорит Бодров. – «Основная проблема – некуда девать вторичные отходы переработки, которые накапливаются на территории Экомет-С. Если в Сосновом Бору будет построен первый в России могильник РАО, предприятие получит уникальные бизнес-преимущества, захоранивая при этом РАО на берегу Балтики, в Сосновом Бору».

Сопоставив эти факты, трудно удержаться от вывода, что под многомиллионным Санкт-Петербургом, в городе Сосновый Бор, атомные коммерсанты могут создать могильник, в который будут поступать радиоактивные отходы, в том числе, и из-за пределов региона. Это должны иметь ввиду местные и региональные власти. Так, информационное агентство REGNUM, в заметке от 16 августа, приводит следующую цитату губернатора Ленинградской области Александра Дрозденко: «[…] Если увидим, что имеется ясность по всем поставленным вопросам и Росатом докажет, что на полигон будут свозить только местные радиоактивные отходы, […] – нет вопросов. Если нет – на уступки не пойдём».

Закон дает добро

Но позиция губернатора – одно дело. И совсем другое, если она вступает в противоречие с законодательством.

На вопрос «Беллоны» о том, насколько законно размещать в Ленинградском филиале ФГУП «РосРАО» в Сосновом Бору отходы из других регионов, заместитель директора Росатома Александр Абрамов, отвечающий в госкорпорации за государственную политику в области РАО, отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) и вывода из эксплуатации ядерных и радиационно-опасных объектов, ответил: «У РосРАО имеется лицензия на размещение, на временное хранение и переработку посторонних организаций, в том числе, и из других регионов. Территориального деления для отходов нет».

И действительно, принятый 11 июля 2011 г. Федеральный закон от N 190-ФЗ «Об обращении с радиоактивными отходами...» не предусматривает «привязки» РАО к региональным хранилищам. То есть, в перспективе в ПЗРО можно будет свозить РАО со всех российских объектов.

Словом, утверждения атомщиков про нацеленность только на местные отходы оказываются неубедительными. Никакие предварительные договоренности не смогут в будущем ограничить их коммерческую свободу. Даже если поставкам воспротивится сам губернатор Ленинградской области. Впрочем, нет уверенности в том, что он узнает, когда повезут отходы, поскольку системы общественного контроля за ввозом в регионы РАО в России не существует.

Планы на берег Балтики

Итак, Росатом предпринимает усилия по продвижению в Сосновом Бору проекта ПЗРО.

Планируется разместить его в шести километрах к юго-западу от города, в районе площадки действующего временного хранилища – Ленинградского отделения филиала «Северо-Западный территориальный округ» ФГУП «РосРАО», в полутора километрах от берега Финского залива.

Как следует из упомянутых материалов ОВОС, заглубленная часть ПЗРО представляет собой туннель диаметром 14,2 м и длиной 1 км, проложенный в залежах котлинских глин на глубине 70 м. В туннеле могут быть размещены упаковки с отходами. Вместимость одной очереди туннеля – 50 тыс. м3. Продолжительность загрузки одной очереди – 6-10 лет (см. Приложение 1, стр. 105). Предусмотрена возможность расширения ПЗРО до 250 тыс. м3 РАО. Инженерные изыскания по ПЗРО начались в 2011 году. Общие инвестиционные затраты, включая строительство и эксплуатацию могильника, составят 6,1 млрд рублей.

Почему именно в Сосновом Бору Росатом стремится построить ПЗРО? Причина – в том, что строить в уже освоенном месте – самый экономный вариант. В городе уже существуют необходимые инфраструктура, подъездные магистрали. Не менее важный момент – обученные кадры, адаптированное к объектам атомного комплекса население, а также покладистые местные власти. Здесь – все условия для хорошего атомного бизнеса.

Скверная геология

В данном расследовании нельзя не упомянуть еще об одном важном факторе – геологическом. Как говорилось выше, захоранивать отходы планируется на глубине 70 м в толще котлинских глин. Плотные спрессованные грунты служат естественным барьером для распространения радионуклидов, которые могут попасть в окружающую среду. Ведь всякая бочка или контейнер со временем ржавеют, а бетон, теряя прочность, рассыпается в песок. Поэтому при выборе места для долговременного захоронения РАО к геологии предъявляются особые требования.

«Площадка для приповерхностного ПЗРО должна характеризоваться низким уровнем грунтовых вод, не подвергаться затоплению, не находиться в прибрежной зоне, в поймах рек и в болотистой местности», – говорит эксперт по атомным проектам ЭПЦ «Беллона» Алексей Щукин, цитируя материалы ОВОС. – «Вопреки требованиям ГОСТ Р 52037-2003 ПЗРО расположится в районе с высоким уровнем грунтовых вод. Государственный стандарт запрещает строительство ПЗРО на водосборных площадях подземных водных объектов, которые используют или могут быть использованы для питьевого или хозяйственно-бытового водоснабжения. Следует обратить внимание, что в близлежащих садоводствах колодцы и скважины широко используются не только для полива, но и для питья».

Да, подземные воды – главный враг подземных хранилищ. Например, в Германии в 1960-х годах захоранивали РАО в соляной шахте Ассе-2, в Нижней Саксонии. Было рассчитано, что соль не допустит поступления подземных вод в шахту. Но в 1980-х годах могильник начал затапливаться. Радиоактивные отходы, попав в водоносные горизонты, вышли в окружающую среду. Сейчас у населения, проживающего в окрестностях аварийного хранилища, зафиксирован двукратный рост онкологических заболеваний. Власти Германии приняли решение о переупаковке РАО, на что может потребоваться около миллиарда евро.

Захоранивать РАО под землей, ниже уровня Балтийского моря, над водоносными горизонтами, небезопасно. Можно вспомнить и затопление станции метро в районе «Площади Мужества» в Санкт-Петербурге в 1995 году, геологические формации которого идентичны формациям южного берега Финского залива. И такой опасности, как видно из ОВОС, не отрицают и сами проектировщики.

Как показали изыскания, местным глинам свойственна трещиноватость. Через микротрещины, прожилки песка и раковины в могильник может поступать вода. А оттуда в подземные горизонты пойдут радионуклиды. Подземные горизонты – это Ломоносовский и Гдовский, являющиеся базовыми для всей Ленинградской области и Санкт-Петербурга.

Население против манипуляций

С середины августа в Сосновом Бору началась информационная кампания по лоббированию строительства ПЗРО. Местные газеты, радиостанции, телеканалы убеждают сосновоборцев, как хорош ПЗРО и плохи «так называемые» или «общественные» экологи, критикующие проект. В кампанию оказались вовлечены даже местное рекламно-деловое издание «Деловой Сосновый Бор» и региональное издание «Народные вести ФМ» (см. Приложение 8).

На самом деле, проблема захоронения отходов в сегодняшней России как никогда актуальна. По данным Росатома, в РФ накоплено около 500 млн м3 твердых РАО. Основные их объемы размещены в 1170 временных хранилищах на 69 предприятиях, расположенных в 33 субъектах Российской Федерации. В это число входят и 42 предприятия в европейской части России.

Нельзя сказать, что все хранилища находятся в идеальном состоянии – многие переполнены, какие-то «текут»: попадающие через негерметичные кровли осадки просачиваются сквозь бетонные стены, вместе с радионуклидами.

Неслучайно с выходом Федерального закона N 190-ФЗ «Об обращении с радиоактивными отходами...» на уровне государства принято решение запустить процедуру окончательной изоляции накопленных РАО в долговременных хранилищах. Таковых, как следует из презентации, представленной на заседании Общественного совета Госкорпорации «Росатом» 6 августа 2013 года, планируется построить порядка 30 в 17 субъектах РФ.

Но отдает ли отчет Госкорпорация «Росатом», что такие вещи как спешка, коррупция, приверженность коммерческому императиву, отсутствие общественного контроля, недостаток информации, – могут вызвать протест населения при реализации подобных проектов?

«Мы как жители южного берега российской части Балтики отдаем отчет, что дальнейшая концентрация опасных веществ в густонаселенном районе, под пятимиллионным Петербургом, на берегу внутреннего европейского моря, да еще при таких геологических условиях – дело крайне рискованное», – резюмирует председатель постоянной комиссии по экологии, вице-спикер Законодательного собрания Ленинградской области Николай Кузьмин. – «И с подобными методами навязывания корпоративных интересов никогда не согласимся. Нужно вести открытые, честные переговоры. Скажу больше, в этой проблеме должно принимать участие и население Санкт-Петербурга, а также сопредельных стран Балтики».

Заявление вице-спикера Ленинградского ЗакСа – не «зеленый» максимализм. Оно вполне укладывается в намерения Правительства РФ подписать в 2013 году, названному Годом охраны окружающей среды, два важнейших международных документа: Конвенцию Европейской Экономической Комиссии ООН «О доступе к информации, участию общественности в принятии решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды» (Орхусскую конвенцию) и Конвенцию об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (Конвенцию Эспо). Оба документа предусматривают участие общественности в принятии решений по техногенным проектам, причем, второй – участие сопредельных стран.

Вопрос в том, выполнят ли российские федеральные власти свои обещания…

Лина Зернова